sitename

Воробьев считает, что его экс-бизнес-партнёр оказывает давление на суд

0 46
Бориc Воробьев и его представитель по доверенности Ю.Охналева рассказали свою версию судебного дела 17-летней давности:

После публикации "Экс-глава РусДрам театра Борис Воробьев вновь в центре судебного скандала" в редакцию VB.KG обратились Борис Воробьев и его представитель по доверенности Юлия Охналева. По их мнению, письмо гражданки Елены Булатовой к Президенту страны о незаконном пересмотре дела 17-летней давности, это попытка оказать давление на суд. Воробьев предоставил редакции документы, которые и стали поводом для возобновления судопроизводства по вновь открывшимся обстоятельствам.

Они, в частности, свидетельствуют о том, что ЧПФ "Феликс" заключала договор о поставке оргтехники с Холдингом "Воробьев и К", а не с физическим лицом Борисом Воробьевым. Согласно этому факту, если и были какие-либо долги перед ЧПФ, то взыскивать их нужно было с Холдинга, а не с частного лица.

В целях объективного освещения судебного спора VB.KG публикует версию второй стороны.

"В 1998 году существовал Холдинг "Воробьев и К" - компания, в том числе занимающаяся изготовлением наружной рекламы, где бизнесмен Борис Воробьев был одним из учредителей. С частной предпринимательской фирмой "Феликс", учредителем и директором которой была Елена Булатова, в том же 1998 году была достигнута договоренность о поставке из Дубаев специализированной техники по широкоформатной печати. Общая сумма контракта первоначально составила 14 тысяч долларов. Получатель должен был внести первоначальный взнос в размере 50 %, далее оплатить остаток в течение трех месяцев.

В 1999 году Холдинг объявили банкротом. У самого Бориса Воробьева начались проблемы с бизнесом.

В это время Елена Булатова обращается в Ленинский районный суд Бишкека с иском от ОсОО "Феликс Плюс" о взыскании именно с гражданина Воробьева долга за якобы приобретенное лично им оборудование. Причем не в пользу ЧПФ "Феликс", а в пользу ОсОО "Феликс Плюс". Елена Булатова являлась учредителем в обеих этих компаниях.

Как выяснилось, гражданка Булатова как со стороны ИПФ "Феликс" так и со стороны ОсОО "Феликс плюс" заключает и подписывает в апреле 2000 года договор переуступки долга Воробьева Б.Д. Вновь созданное ОсОО " Феликс плюс" получило право вместо ЧПФ требовать от Воробьева оплаты в сумме 198 878,28 сомов за поставленную оргтехнику. Договор заключается в апреле 2000 года – под ним подписи Елены Булатовой с обеих сторон и две печати ЧПФ и ОсОО.

Защита Воробьева указывает, что по данным разрешительной системы Свердловского РОВД печать ЧПФ "Феликс" была сдана и уничтожена еще 19.11.1999 года. Непонятно, каким образом уничтоженная в ноябре 1999 г. печать появилась на договоре переуступки долга в апреле 2000 года?..

В данном договоре переуступки долга отсутствует указание, какой датой заключен договор с Воробьевым Б.Д., какая оргтехника им приобретена, нет ссылки ни на один бухгалтерский документ, ни на договор, ни на квитанции, ни на документы, свидетельствующие о наличии данной оргтехники у самого ЧПФ "Феликс", ввезенной и растоможенной в установленном законом порядке. В то время как в законе указано, что новому кредитору должна быть передана вся документация по передаваемому долгу. Данных документов, в частности письменного договора с Воробьевым Б.Д., а именно этого требует закон по сделкам между юридическим и физическим лицом, как в то время, так и по настоящее время со стороны Е. Булатовой представлено не было. Тем не менее 31 мая 2002 года Ленинский суд выносит решение в пользу ОсОО "Феликс плюс" – взыскать с физического лица Бориса Воробьева 380 тысяч сомов (вместе с процентами и т.п.).

Суд тогда вообще не рассматривал вопрос, почему первоначальных документов на это оборудование нет ни у ЧПФ "Фелик", ни у ОсОО "Феликс Плюс", ни у Холдинга: нет ни закупочного акта, ни растаможки, ни договора с самим Воробьевым (даже дату этого якобы существующего договора Е. Булатова затрудняется пояснить…). Представители Фемиды требовали предоставить договор с Холдингом "Воробьев и К", но тогда из-за его банкротства найти что-либо не представилось возможным.

Но в материалах дела была спецификация – приемка оборудования (документ приложен в статье – прим. ред.) и договор о том, что часть оплаты за это оборудование идет в счет погашения арендной платы. Так как ЧПФ "Феликс" снимало офисное помещение у Холдинга "Воробьев и К". Но по словам Воробьева Б.Д., тогда, в 2002 году, на это суд закрыл глаза.

Со слов Воробьева, в счет погашения долга было реализовано намного больше имущества, чем говорит Булатова. К примеру, не однокомнатная квартира, а двухкомнатная. А незавершенный торговый центр в 12 мкр, стоимостью в несколько млн долларов, был продан за 20 тысяч долларов.

Оспорить решение первой инстанции Воробьев не смог по состоянию здоровья – несколько дней спустя ему проломили голову и сломали ноги. Он стал инвалидом второй группы.

В 2006 году Воробьеву восстановили сроки на подачу апелляционной жалобы.

- Мы подали апелляционную жалобу в Бишкекский городской суд. Но рассмотрения данной жалобы по существу не состоялось. Елена Булатова срочно закрывает ОсОО "Феликс Плюс", приносит в суд бумагу от Минюста, и дело закрывают. Таким образом, правильность вынесенного в 2002 году решения никем не пересматривается. Возникает вопрос: если у Булатовой все законно, и долг взыскан правильно, чего ей бояться? Зачем срочно закрывать фирму? Ну и пусть бы вышестоящие судебные инстанции проверили и подтвердили бы правильность решения 2002 года? – задает вопросы представитель Воробьева.

Вновь открывшиеся обстоятельства

Со слов Бориса Воробьева, в 2017 году в соцсетях с ним совершенно случайно связалась бывшая руководитель рекламного отдела того самого Холдинга "Воробьев и К". У нее сохранились документы в оригиналах, свидетельствующие о том, что на самом деле приобреталось оборудование не физическим лицом Воробьевым, а Холдингом. А также факс с почерком Елены Булатовой, где она согласовывает с ней, какое имущество нужно, по какой цене. Он старый, но читаемый.

Находится и договор между ЧПФ "Феликс" и Холдингом "Воробьев и К", о котором говорили, что его нет. В котором то самое ЧПФ "Феликс" в лице Булатовой Е. как поставщик и Холдинг как получатель заключают сделку по приобретению этого оборудования. С печатями, в письменной форме. Выходит, долг взыскали не у того?

В декабре 2017 году Воробьев воспользовался своим правом - обратился с заявлением в Ленинский райсуд о пересмотре решения 2002 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Заседание назначили на январь 2018 года. Суд в первую очередь суд вызвал госпожу Булатову. сначала по адресу ОсОО "Феликс плюс", потом ее личному адресу, указанному в материалах данного дела. Она пришла со своим адвокатом – Макешевым М.. Участвовала практически с первого дня, знакомилась с материалами. Ни одного судебного заседания, ни тем более судебного акта без ее ведома и участия вынесено не было.

Да, сменилось несколько судей, чтобы дело не тянулось. Булатова заявила ходатайство, чтобы ее привлекли как третье лицо, как учредителя "Феликс Плюс", которого нет. Ленинский районный суд г. Бишкек отказал привлекать ее как 3-е лицо. На данное определение суда она подала жалобы.

- Мы около года ходили на заседания по ее жалобам. В итоге Булатовой отказали привлекать ее как 3-е лицо во всех трех судебных инстанциях. Верховный суд вернул дело на рассмотрение по существу в Ленинский суд, и дело передали другому судье, чтобы она не сомневалась в объективности судьи.

По вновь открывшимся обстоятельствам Ленинский райсуд отменил старое решение от 2002 года.

Далее суд должен был заново рассмотреть вопрос по существу спора: есть ли долг, у кого, кому, на какую сумму. При этом привлечь в качестве ответчика ОсОО "Холдинг "Воробьев и К". Но как рассматривать дело, если нет ни истца, ни ответчика, и обе фирмы закрыты? В этой ситуации суд правильно прекратил производство по делу, так как нет ни истца ни ответчика, - считает Охналева.

Юридический представитель Воробьева напоминает, что в Законе есть норма, в соответствии с которой если производство по делу прекращается, сторона может просить произвести поворот исполнения решения суда. То есть вернуть 380 тысяч сомов Борису Воробьеву. Каким образом, кто и как должен вернуть эту сумму, это пусть разбираются судебные исполнители. Таким образом, по мнению Воробьева Б.Д. и его представителя, как при отмене решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, так и при прекращении производства по делу, и при удовлетворении заявления о повороте исполнения отмененного, но ранее исполненного судебного акта Ленинский районный суд требования закона не нарушил. Но данные определения Ленинского районного суда в законную силу еще не вступили, так как Елена Булатова обжаловала их в городской суд. В настоящее время ее жалобы рассматриваются. Отвода судьям она не заявляет, все ее доводы вслушиваются. Она так и не смогла предоставить тот пресловутый и якобы имеющийся договор с Воробьевым Б.Д., в то время как суду в очередной раз со стороны Воробьева Б.Д. были предоставлены оригиналы документов.

В городском суде прошло 3 заседания, одно из которых откладывалось по просьбе Булатовой, которая на Новый год улетала в Нью-Йорк…. Если бы Ленинский суд или Городской суд без участия Булатовой Е., как-то непонятно либо быстро не разобравшись вынесли решение, было бы понятно ее недовольство. Но на самом деле суды скрупулезно, на протяжении более года разбираются с этим делом, слушают всех.

Воробьев Б.Д. и его представитель считают, что обращение Булатовой Е.В. к Президенту КР и средствам массовой информации сделаны с единственной целью - оказать давление на суд! Что здесь нарушил, например городской суд? – заключает юрист Юлия Охналева.

Булатова не считает найденные документы вновь открывшимися доказательствами, и не верит в их подлинность. Воробьев Б.Д. считает, что изначально суд не разобрался в данном деле и незаконно взыскал с него не существующий долг. Воробьев Б.Д. считает, что Булатова пытается оказать давление на судей Бишкекского городского суда, публикуя обращение к Президенту КР, чтобы помешать вынести законное решение.скачать dle 11.3
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив